Мы в соцсетях VK TW FB IN

Культура меняет нас

18 июня 13:44

Культура меняет нас

В этом году искусство всех видов и жанров находится в зоне особого внимания — 2014-й объявлен Годом культуры. Кроме большого числа официальных мероприятий, о нем напоминают плакаты на основе картин известнейших художников, появляющиеся на московских улицах. «Культура Москвы» сыграла в «угадайку» — узнала всех «зашифрованных» авторов — и поговорила с дизайнером плакатов Артемием Лебедевым, зачем это было сделано и к какой реакции горожан должно привести.


Программа общероссийского Года культуры огромна и так же разнообразна, как само понятие культуры. Открытие отреставрированных исторических комплексов и вновь образованных музеев (вроде Музея Первой мировой войны в Царском селе или Детского космического центра в Кирове), театральные и музыкальные фестивали и конкурсы, этнокультурные и исторические форумы, студенческая театральная универсиада и детские фольклорные ассамблеи весь год сменяют друг друга. В Москве у Года культуры появилось собственное «лицо».


© Дизайн Студии Артемия Лебедева

Пит Мондриан, привозную выставку которого в Третьяковской галерее посетили более 60 тысяч человек, считается одним из трех отцов-основателей абстрактного искусства (два других — Казимир Малевич и Василий Кандинский). Он учился живописи на примере старых голландцев (Рембрандта и Вермеера), но собственный вариант абсолютной гармонии нашел в строгих геометрических композициях и использовании трех простых цветов — синего, желтого и красного, и «антицветов» — черного и белого. Идеи Мондриана быстро распространились в сферу архитектуры и дизайна — от домов, покрашенных «мондриановской» сеткой, до столов и стульев, выполненных в том же стиле.


Для официального Года культуры дизайн плакатов кажется довольно смелым. Как возникло нестандартное прочтение известных картин, «Культура Москвы» расспросила придумавшего их дизайнера Артемия Лебедева.

— Какова основная идея серии плакатов о Годе культуры со слоганом «Культура меняет нас»?

Основная идея — решить сразу пять разных задач в одном результате, как раз то, что мы любим. С одной стороны, нет четкого и однозначного сообщения, есть желание рассказать о том, что культура нужна и ее поддержка небессмысленна. С другой стороны, есть жанр наружной рекламы, который себя практически дискредитировал в наших широтах. Нам надо сделать макеты, за которые будет не просто не стыдно, а которые еще и окажут воздействие на мозг зрителя.

— В плакатах зашифрованы произведения искусства, которые не всегда известны широкому кругу зрителей. Не боитесь остаться непонятым?

— Неа. Даже если зритель не знает фамилию автора, чье произведение мы берем за основу, он понимает, что произведения искусства находятся на ступень выше того, что его окружает.

© Дизайн Студии Артемия Лебедева

© en.wikipedia, Melesse

Испанский художник Хуан Грис был современником Пабло Пикассо и вместе с ним считается одним из основателей стиля кубизм. Закончив учебу в Мадриде, Грис переехал в Париж, который в начале ХХ века был главным художественным центром и где определялись пути развития мирового изобразительного искусства. Гриса привлекал жанр натюрморта, в котором, подчиняясь законам кубизма, привычные предметы (вроде скрипки и шахматной доски — как на выбранной работе) дробились на цветные плоскости, рассыпаясь как пазл.


— Серия плакатов получилась достаточно смелой для общегосударственного Года культуры. Что это, попытка сломать стереотипы?

— Это начало. Я бы даже сказал, это компромисс. Через год можно будет выразиться смелее. Потенциал для этого огромный.

— Вам кажется, эта реклама сможет заставить людей пойти в музей?

— Не настолько в лоб, но да. В какой-то момент зритель пойдет в музей не потому, что ему на рекламном щите напишут «иди в музей», а потому, что он почувствует потребность. Это очень тонкий момент. Надо искать тот язык, на котором можно разговаривать со зрителем. Потому что люди хотят, чтобы с ними говорили и чтобы их убеждали.

© Дизайн Студии Артемия Лебедева

© Flickr, Russian Constructivism

Даже среди художников-авангардистов Казимир Малевич по праву считается одним из самых радикальных реформаторов живописного языка. Поставив перед собой задачу «передать природу в ее истине», добраться до самой сути искусства, он шаг за шагом уходил от традиционных фигуративных изображений. Название придуманной им системы — супрематизм — происходит от латинского supremus, что значит «высший». «Черный квадрат», «Черный крест» и другие картины с изображением абстрактных геометрических фигур, впервые показанные на петроградской выставке «0,10» в 1915 году, были в понимании художника высшей ступенью развития искусства, освобожденного от всего внехудожественного.


— Раз уж речь о Годе культуры, расскажите, какие истории или воспоминания, связанные с культурой в любом ее проявлении, повлияли лично на вас?

— Я посетил 240 стран из 260 и могу сказать, что ничто так не способствует толерантности и терпимости, как простое знакомство с новыми культурами.

— Назовите самое яркое впечатление последнего времени, связанное с культурой?

— Вежливые люди.

© Дизайн Студии Артемия Лебедева

© http://shishkin-art.ru/

Бронзовая статуя «Дискобол» древнегреческого скульптора Мирона, жившего в середине V века до н. э., считается одним из первых пластических выражений идеи движения. Мирон был большим знатоком анатомии, что помогало ему достоверно отображать сложные позы атлетов в движении. Имя метателя дисков, послужившего моделью для скульптора, не дошло до нас, как не сохранилась и оригинальная скульптура (считается, что она погибла в Средние века). О том, как выглядел «Дискобол», мы судим по нескольким мраморным копиям, сделанным древними римлянами. Слепок с одной из них можно увидеть в Пушкинском музее. 


Программа Года культуры в Москве имеет свои особенности. «Мы выделяем для себя три приоритетных направления, — рассказал руководитель Департамента культуры Москвы Сергей Капков, — и условно называем этот год “культура 3Д: децентрализация, детство, добрососедство”».

Первая Д — децентрализация. По статистике, 40% жителей спальных районов совсем или почти не выезжают из своих жилых кварталов в центр города, и около 20% ни разу за год не посещают ни одного культурного учреждения. Поэтому важно, чтобы культура не концентрировалась внутри Третьего транспортного кольца, а выходила за его пределы и была доступна всем. Эта тенденция актуальна не только для Москвы. Под флагом децентрализации Лувр открыл филиал в шахтерском Лансе, а нью-йоркский музей Гуггенхайма все больше опутывает своей сетью мир.


© Дизайн Студии Артемия Лебедева


© Flickr, david basulto


Дом архитектора Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке, в котором скоро должен открыться его музей, — один из выдающихся шедевров конструктивизма мирового значения. Архитектор строил его для себя и своей семьи, а потому мог позволить себе не сдерживать свою фантазию. Дом, построенный в 1927–1929 гг., представляет собой два цилиндра одинакового диаметра, но разной высоты, «врезанные» друг в друга. Особая кирпичная кладка, впоследствии запатентованная Мельниковым, как и другие конструкции, использованные при строительстве, позволила создать шестиугольные окна, создающие необычную игру света и тени в интерьере.


Вторая московская Д — это детство. Если с малолетства не привить ребенку интерес к искусству и привычку ходить в театры и музеи, то и во взрослом возрасте он вряд ли будет эти места посещать. В Москве проходит множество детских событий, часть из них совершенно бесплатны.

Третья Д — добрососедство. Культура — это не только события, но и отношения между людьми, и они развиваются и меняются вместе со знакомством с искусством. Поэтому слоган программы департамента: «Культура меняет нас». Эти изменения повсеместны. «Искусство окружает нас везде, но за суетой повседневной жизни мы забываем об этом и многого не замечаем, — говорит Сергей Капков. — Мы хотели рассказать, как важно время от времени пойти в музей, в театр. Это обогащает нас духовно, эмоционально и действительно может нас изменить».

«Культура меняет нас» — не просто слоган, а жизненная реальность. Стоит соприкоснуться с ней, чтобы ощутить эти изменения на себе.


© Дизайн Студии Артемия Лебедева


© Flickr, Jagrap


«Мыслитель» Огюста Родена — одна из самых известных скульптур в мире, изначально был частью композиции «Врата ада», выполненной по мотивам «Божественной комедии» Данте. В общей картине дантова ада задумавшийся человек изображал самого поэта. Со временем замысел был усложнен, и на смену поэту пришел мыслитель, олицетворяющий универсальный образ творца. Вдохновляясь «Давидом» Микеланджело, Роден наделил своего героя физической мощью (моделью скульптора был боксер), но не хотел ассоциировать его с конкретными личностями. Изображение было задумано как аллегория. В 1902 году увеличенная почти до 2 метров скульптура была выставлена в парижском Салоне и с тех пор разошлась по всему миру в тысячах копий. 


rambler

Информационные партнеры:

Заголовок

Оставьте свои замечания или пожелания по работе сайта.
Все поля обязательны для заполнения.

Поле должно быть заполнено

Поле заполнено неверно

Поле должно быть заполнено

Поле заполнено неверно

Поле должно быть заполнено

Поле заполнено неверно

Спасибо за сообщение!

Мы обязательно рассмотрим ваше сообщение.